RSW FUTURE

информационный сайт для
инвесторов и партнеров RSW systems

Пишите, звоните прямо сейчас
Skype: muzagerl

РЕГИСТРАЦИЯ
В КОМПАНИЮ SKY WAY

РЕГИСТРАЦИЯ В ФОНД
SKYWAY CAPITAL

Число акционеров растёт с каждым днём

Компания Euroasian Rail Skyway Systems Ltd продолжает своё стремительное развитие

Читать дальше

1000
1000
1000
1000

Часть 2
Интервью с генеральным директором и генеральным конструктором группы компаний SkyWay Анатолием Юницким.

1HxtUVgYQJc2— В книге «Мы — Юницкие» есть такие моменты Вашей биографии, которые характеризуют Вас как человека с нестандартным мышлением. Видимо, это и помогло Вам придумать то, что до Вас никому не приходило в голову?
— У меня с детства не очень хорошая память, поэтому я научился заменять её логикой. Даже в школе мне часто ставили пятёрки с двумя, а то и тремя плюсами, потому что и тогда, и сейчас я пишу формулы и вижу их логику, а другие эти формулы просто запоминают. И я уже много раз убеждался, что ум и знания — не одно и то же. Часто слышу такое: «Какой он умный, он так много знает!» А на самом деле человек просто начитанный. Не нужно много знать самому, чтобы быть умным. Нужно уметь пользоваться знаниями других и понимать их и правильно применять, чтобы находить новые, нестандартные решения.

— Кстати, о нестандартных решениях. Расскажите, пожалуйста, как рождалась идея создания струнного транспорта? Книгу «Мы — Юницкие» читали не все, а людям очень интересно услышать ответ из первых уст. В частности, очень интересным было решение с проведением эксперимента в аэродинамической трубе.
— Когда ещё учился на инженера путей сообщения, более сорока лет назад, я задумался: какой из существующих видов транспорта самый оптимальный? И понял, что ни один из них не является идеальным с точки зрения эффективности, скорости, комфорта, экологии и безопасности. Тогда я поставил себе следующую очень простую задачу: я знаю только физику и математику, поэтому смотрю на любую транспортную систему только с точки зрения законов физики.

Допустим, я еду на поезде из Тюмени, где я тогда учился, до Москвы — то есть, из точки А в точку Б. Я потратил на это уйму времени и денег, испытал некоторые неудобства во время поездки — но при этом моя кинетическая энергия не изменилась: она как равнялась нулю в точке А, так и осталась равной нулю в точке Б. И потенциальная энергия не изменилась — и там и там я нахожусь на высоте 100 метров над уровнем моря. А энергия-то на транспортировку была затрачена! Сколько топлива на это ушло! А если разделить полезную транспортную работу, равную нулю, на затраченную энергию, то в результате мы всё равно получим ноль! Это и есть КПД любой наземной транспортной системы. Он всегда равен нулю. И как можно совершенствовать ноль, если вся энергия, все 100 процентов, уходят в транспорте на борьбу с окружающей средой и на её разрушение?

Я понял, что совершенствование имеющихся транспортных систем не имеет смысла — нужно создавать что-то новое. Когда я это понял, я стал смотреть, каковы максимальные расходы энергии тратятся транспортом на борьбу с окружающей средой?

И оказалось, что больше всего энергии уходит на аэродинамику: при скоростях 300-400-500 км/час на преодоление сопротивления воздушной среды уходит 90% энергии и более! Тогда я серьёзно занялся изучением аэродинамики, обратил внимание на обтекаемую форму спортивных автомобилей. Именно тогда мне пришла идея сконструировать новый транспорт, повторяющий форму специальной капли.

Что касается продувки в аэродинамической трубе, то к тому времени я добился коэффициента аэродинамического сопротивления 0,075 — то есть, я улучшил аэродинамику в сравнении со спортивным автомобилем примерно в пять раз. Например, у такого «крутого» автомобиля, как Бугатти, этот коэффициент равен 0,38. И ещё я понял, что с такими аэродинамическими показателями можно создать хороший рельсовый автомобиль. Это значит, что если обычному автомобилю для получения скорости в 400 км/час потребуется, к примеру, 1000 лошадиных сил, то моему — только 200. Представляете, какая экономия топлива! Естественно, когда я проводил опыты в аэродинамической трубе, я изучал, как проходят струйки воздуха при обтекании корпуса юнибуса, с учетом колёс, колёсных ниш, дверных разъёмов и т.д. Для проведения этих экспериментов я пользовался удочкой, к которой привязывал шелковую нить. По колебаниям этой нити, подведённой к определённой точке корпуса, и можно судить — есть здесь срывы воздушных потоков, или нет, турбулентный режим обтекания, или ламинарный. Благодаря этим опытам я получил научные данные, в точности которых можно не сомневаться, так как они были подтверждены экспериментально.

Затем я понял, что нужно совершенствовать подвес относительно дороги. Это можно сделать с помощью стального колеса, магнитной подушки, шин (пневматического колеса), электрического поля, антигравитации и т. д. Выяснилось, что в плане эффективности на последнем месте стоит пневмоколесо, затем, вопреки распространённому мнению, идёт магнитная подушка. Самым оптимальным оказалось стальное колесо — именно оно и взято за основу подвеса относительно путевой структуры в нашем транспорте.

Вот так, методом логики, экспериментов и расчётов я постепенно пришёл к тому, что мы проектируем сегодня — инновационный струнный транспорт, который изменит не только нашу с вами повседневную жизнь, но и станет огромным скачком в развитии цивилизации. Над реализацией проекта в данный момент работает созданные мною конструкторские бюро, о которых я рассказал выше. И эти специалисты обязательно построят транспорт будущего, я это знаю.
— И, последнее. Как Вы прокомментируете события в Литве, связанные с Вашим именем и программой SkyWay? Даже президент страны, премьер-министр и министр транспорта высказывались негативно в адрес струнных инноваций и привлекаемых Вами инвестиций.
— Помню то ощущение свободы, защищённости и энтузиазма, которые возникли, когда я пришёл в Литву в апреле 2014 года. Пришёл не один, а с тысячами наших акционеров и инвесторов. Пришёл с намерением построить в свободной Европе, где уважают и защищают частную собственность, в том числе интеллектуальную собственность, полигон с тестовыми участками грузового, городского и высокоскоростного транспорта по технологиям SkyWay.
Были созданы три компании — для создания полигона, для управления нашим международным бизнесом и для реализации адресных проектов в странах Балтии. И уже в мае было создано представительство в Белоруссии, куда мы начали набирать конструкторов для выпуска проектно-сметной документации на полигон. Мы начали искать землю и вести переговоры с правительством, министерством транспорта и мэрами городов.
Ощущение свободы и защищённости длилось всего четыре месяца, когда объём наших инвестиций в Литву достиг миллиона евро.

И здесь уместно привести историческую параллель.

В средневековье в Европе существовали суды, на которых обвиняли ведьм в колдовстве и сверхъестественной силе. Их обвиняли безосновательно, когда кто-то из людей просто жаловался на необъяснимые происшествия, которые происходили в соседнем доме. Обвиняемую, которая не соглашалась с судебным приговором, признавали виновной в сговоре с дьяволом. Этих ведьм сжигали на кострах. Оговоры доносились молниеносно и донос на ведьму хорошо оплачивался. Доносчику доставалось всё имущество ведьмы, палачам и судьям платили большое жалование.
Было большое количество распознавательных методов в разоблачении ведьм и их связей с дьяволом. Самый «достоверный» способ доказательства — так называемый метод «купания ведьм». Обвиняемую связывали, причём строго определённым способом, и кидали в глубокий водоём. Если подозреваемая тонула, то с неё обвинение посмертно снимали, но если она чудом оставалась живой, то это считалось, что она была в связи с дьяволом. После этого её либо сжигали на костре, либо вешали. Ведь ведьмы средневековья и колдуны — это злое дьявольское отродье, они навлекают непогоду, крадут молоко, отнимают силу в ногах, понуждают людей к любви и соитию.

Вернёмся к событиям в Литве. Рассмотрев около десятка вариантов размещения полигона, мы остановились на свободной экономической зоне в Шяуляе. Заключили инвестиционный договор, перечислили депозит в размере миллиона лит (около 400 тысяч долларов). Мэру и городскому Совету наш проект понравился — мы планировали инвестировать в полигон 300 миллионов евро и создать 600 рабочих мест.

Но случилось непредвиденное — до сих пор не могу понять, почему это могло произойти. Кто заказчик? А он, безусловно, есть. Спецоперация, как и положено, началась неожиданно. Вдруг лояльная к нам пресса, подконтрольная правительству, начала атаку. В ход пошла вся грязь, высосанная из пальца. И то, что я строю финансовую пирамиду, и сравнение с МММ, Мавроди, и Остапом Бендером, и Нью-Васюки, и то, что я связан с КГБ России и поэтому являюсь русским шпионом. По этому поводу негативно высказалась в наш адрес президент Литвы, причём публично (кстати, в свое время она закончила спецшколу КГБ и, в отличие от меня, была коммунистом и даже возглавляла кафедру марксизма-ленинизма), премьер-министр и министр транспорта. Премьер даже приезжал в Шяуляй и заставил выборных («независимых») членов Совета города отменить своё решение и расторгнуть инвестиционный договор с нашей литовской компанией. Для этого оперативно, в течение двух недель, было изменено законодательство Литвы и дополнено новой статьёй. Пошли в ход доносы. Якобы спецслужбы Литвы обнаружили след КГБ и программа SkyWay является лишь прикрытием спецоперации по нанесению удара по НАТО, так как оказалось, что свободная экономическая зона находится в километре от одного из её аэродромов.

Национальный банк Литвы якобы обнаружил, что мы продаём акции нашей литовской компании, не имея лицензии, поэтому к нам необходимо применить санкции. (У нашей литовской компании на самом деле нет никаких акций. Но какая-то женщина, которую мы не знаем, без нашего разрешения на это, создала сайт в Литве и начала звать акционеров даже не в литовскую, а в нашу лондонскую компанию. С таким же успехом она могла продавать и несуществующие акции, например, национального банка Литвы, тогда, по логике этого же банка, этот банк необходимо закрыть.) Эта паранойя стала стремительно развиваться и «русского шпиона Юницкого» стали «мочить». Путина я понимаю, когда он «мочит» террористов, даже в сортире. Но в Литве стали «мочить» инвестора, инженера, конструктора, учёного, вся «вина» которого заключалась в том, что за несколько месяцев объём инвестиций с его стороны превысил миллион евро, в стране были созданы десятки рабочих мест, и экономику этой дотационной страны за несколько лет можно было бы сделать донорской, как тот же Сингапур и Гонконг.

Я был уверен, что в Европе действует презумпция невиновности. Оказалось, что наоборот, — презумпция виновности. В Литве всем властным структурам — президенту, премьеру, министру транспорта, спецслужбам, национальному банку, прокуратуре — стало очевидно — вот он ведьмак, связанный с дьяволом. У него же сверхъестественная сила — откуда у этого «русского шпиона» (хотя я белорус по национальности и являюсь гражданином Республики Беларусь) взялась интеллектуальная собственность в сотни миллиардов долларов, это же более десятка годовых бюджетов Литвы! Началась паника — пусть он покажет эти деньги! Хотя любому нормальному человеку понятно, что это не деньги, а виртуальная интеллектуальная собственность, оцененная, как имущество, независимыми оценщиками. При этом исключительные права на эту собственность, в соответствии с британским правом, внесены в уставные капиталы и взяты на баланс группы компаний SkyWay.

Затем надо его — Юницкого — подвергнуть последнему испытанию, наиболее достоверному — «купанию ведьм». Утонет — реабилитируем посмертно, будет барахтаться и не станет тонуть — повесим. Поэтому, не имея никаких оснований, фактов и доказательств, не имея виновных и подозреваемых, заблокировали на полгода все наши счета в банках (около миллиона евро), арестовали всё имущество (даже купленное за мои личные деньги, на что были предоставлены мною все необходимые документы) и завели дело, так, на всякий случай. А вдруг у этого «шпиона» найдут патроны под подушкой или пакетик с наркотиками в личном автомобиле (я получал даже такие намёки, что так просто не отделаюсь). Если, конечно же, этот ведьмак не уберётся из Литвы — не нужны здесь шабаши ведьм. А то, не дай бог, в Литву, непременно на мётлах, из офшоров со всего мира слетятся злобные агенты КГБ, в просторечье называемые инвесторами, и разрушат, «замочат» зыбкую экономику Литвы, живущую на дотации Евросоюза.
А ещё давайте отнимем у него несовершеннолетних детей (нас, родителей, даже приглашал на беседу директор школы, чтобы мы дали показания, с кем остаётся наша дочь, шестиклассница, когда мы находимся в командировке). А деньги наших инвесторов, «предположительно добытые преступным путём» (в Литве инвесторы приравнены к террористам) потом банки спишут себе, за хранение, где-то за год — и спишут. (Как потом показал наш анализ — это отработанная схема отъёма денег инвесторов в Европе, разработанная банками.)

Конечно же, мы будем судиться, и отсудим, в том числе упущенную выгоду и нанесённый ущерб, но на это, по оптимистичным прогнозам наших адвокатов, уйдёт не менее 2-3 лет.

Поэтому Литва, да и Европа в целом, не прошла наш тест. Стало очевидным, что здесь мы не получим защиту частной собственности, а интеллектуальной собственности — тем более. Здесь процветают стукачество, доносы и телефонное право. Если кому-то, большому и сильному (а наша технология мешает очень многим) захочется здесь всё у нас отнять, он сделает это запросто. По схемам, отработанным ещё в смутные времена средневековья.

Только представьте себе наиболее вероятное и близкое будущее: мы инвестировали 300 миллионов евро, построили тестовые участки, а вместо сертификации технологии SkyWay и выхода на мировой рынок, нам в один момент заблокировали бы все счета, наложили бы арест на всё имущество, а на меня и членов моей семьи завели бы уголовное дело?

Поэтому я свернул всю нашу деятельность в Литве по программе SkyWay и уехал с семьёй из страны — вернулся на свою родину, в Беларусь. Уверен — то, что произошло в Литве, здесь в принципе невозможно. И здесь имеется ещё один большой плюс — я не буду разрываться между Минском и Вильнюсом и полностью сосредоточусь только на организации работы нашего проектно-конструкторского предприятия. Значит, мы быстрее и качественнее и за меньшие деньги построим демонстрационно-сертификационный Центр SkyWay не на окраине, а в центре Европы, и в самодостаточной стране, где имеется мощный научный и промышленный потенциал.

Так что от своего имени и от имени наших акционеров (уверен, они будут солидарны со мной) хочу выразить Литве благодарность за своевременный и относительно недорогой урок.

В НАЧАЛО

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ, РАССКАЗЫВАЙТЕ О ВОЗМОЖНОСТИ,
ПОКА ЕЩЁ ЕСТЬ ВРЕМЯ!

СТРОЙ SKY WAY — СПАСАЙ ПЛАНЕТУ!


Понравилась новость? Поделись с друзьями нажав на кнопки ниже.

РЕГИСТРИРУЙСЯ
прямо сейчас в
научно-производственную
корпорацию с глобальной
ТЕХНОЛОГИЕЙ

  • Декабрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Ноя    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31  
  • Рубрики

  • Архивы